Асоціація
УКРАЇНСЬКИХ МОНІТОРІВ ДОТРИМАННЯ
ПРАВ ЛЮДИНИ В ДІЯЛЬНОСТІ ПРАВООХОРОННИХ ОРГАНІВ

Моя милиция. И я за ней… наблюдаю!

      Минувшим летом Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов (УМСПЧ) провела мониторинг деятельности милицейских патрулей и участковых милиционеров в восьми областях Украины.

     «Герои» мониторинга были определены не случайно, ведь это как раз те сотрудники милиции, которые ежедневно и ежечасно общаются с населением, обязаны его ежеминутно защищать и помогать в сложных ситуациях.

     Специально обученные активисты Ассоциации «отработали» Донецкую, Житомирскую, Запорожскую, Львовскую, Ивано-Франковскую, Сумскую, Черкасскую и Харьковскую области.

     В этих регионах общественники подходили к патрульным милиционерам, заходили в опорные пункты милиции к участковым и просто задавали вопросы.

       — А вопросы были простыми и вытекали из должностных инструкций сотрудников милиции, — рассказывает доктор юридических наук, председатель совета Ассоциации УМСПЧ Олег Мартыненко. — Например, заступив в наряд, каждый сотрудник патрульной службы должен досконально знать свой маршрут следования, любому человеку при необходимости оказать и первую медицинскую помощь, и показать дорогу в центр города, к ближайшим улочкам и переулкам, если человек заблудился и спрашивает дорогу. Патрульные обязаны знать, где находится ближайшее медицинское учреждение и даже, как ни странно, питейные заведения, поскольку такие объекты — в зоне их повышенного внимания.

      На все вопросы граждан патрульные должны уметь ответить быстро и по существу. По результатам мониторинга выяснилось, что патрульные милиционеры во всех областях оказались к этому не готовы.

      Предъявите документы и отпечатки пальцев

    Понятно, что среди милиционеров встречаются совершенно разные по взглядам, привычкам и мироощущению люди, но почему именно сотрудники патрульной службы при общении проявляли наибольшую агрессивность и неготовность к любым видам общественного контроля за своей работой, осталось для экспертов загадкой.

    Показательно, но ни разу при обращении общественных активистов к патрульным последние не вели себя так, как это предусмотрено нормативными документами МВД – не здоровались и не прикладывали руку к головному убору. На просьбу объяснить причину игнорирования этого элементарного правила милиционеры, как правило, реагировали свое­образно — требовали предъявить паспорт, чем повторно совершали еще более грубое нарушение, поскольку документы, удостоверяющие личность, проверяются у граждан только при подозрении в совершении ими правонарушений. Во избежание конфликтных ситуаций активисты предъявляли свои паспорта, но и после этого бывали случаи, что их доставляли в райотделы «для проверки личности».

     Объективности ради заметим, что активистами зафиксированы лишь единичные случаи отказа милиционеров предъявить свое служебное удостоверение, однако просьбу повторно показать этот документ для возможности переписывания указанных в нем данных патрульные выполняли не всегда.

     Таким образом, можно прийти к выводу, что милиционеры патрульной службы небрежно относятся к выполнению Закона Украины «О милиции» и Устава патрульно-постовой службы милиции Украины, которые призывают сотрудников при общении проявлять высокую культуру, такт, выдержку и благоразумие, уважать достоинство человека.

      Нередко патрульные заступают на службу не полностью экипированными и без соответствующего снаряжения. Прежде всего, это отсутствие фонарика и индивидуального медицинского пакета (аптечки) для оказания помощи пострадавшим.

      Но больше всего общественных активистов поразило то, что очень часто члены патруля не имели при себе бланков протоколов об административном правонарушении. Таким образом, патрульные лишены возможности составлять административные протоколы о мелких правонарушениях на месте их совершения — правонарушитель обязательно доставляется в райотдел милиции в зоне патрулирования, где по рапорту патрульных работники дежурной части составляют на него протокол.

     Такое положение дел не только противоречит Уставу патрульно-постовой службы милиции Украины, который нацеливает патрульных на решение ситуаций, связанных с совершением малозначимых правонарушений, непосредственно на месте, а и ведет к нарушениям прав человека.

     Опрошенный при выходе из райотдела милиции гражданин пояснил, что в связи с отсутствием паспорта он был задержан нарядом патрульной службы и доставлен в дежурную часть местного органа внутренних дел. Милиция в течение полутора часов устанавливала его личность, затем гражданина сфотографировали, провели его дактилоскопирование и, наконец, отпустили. О том, что такие действия милиции незаконны, гражданин не знал, поскольку считал, что милиция имеет право получать отпечатки пальцев у каждого доставленного в райотдел 

     Про «сачков» и «трудоголиков»

    Как говорится в отчете мониторинга, активистами было зафиксировано много случаев, когда патрульный наряд отклонялся от несения службы на маршруте и без необходимости посещал увеселительные заведения, кафе, магазины, что вообще строго запрещается Уставом пат­рульно-постовой службы милиции Украины. Так, в одном из регионов работники милиции, находясь в составе патруля, посетили кафе с привлекательной рекламой «Вина со всего мира», прошли в подсобное помещение и находились там более 40 минут. В другой области патрульные сначала закупили в супермаркете продукты питания, а затем зашли в многоквартирный дом, где, вероятно, проживает один из милиционеров (имел ключи от подъезда). Через 40 минут наблюдение за подъездом пришлось прекратить, за это время наряд к несению службы не вернулся.

    С другой стороны, не только патрульные, но и любой сотрудник органов внутренних дел потенциально всегда находится при исполнении служебных обязанностей, которые необходимы для охраны общественного порядка. Поэтому даже следователь, завершив свой рабочий день и идя домой вечером в цивильном костюме, заметив нарушение, обязан вмешаться и пресечь его. Хотя при этом у него нет ни наручников, ни дубинки, ни каких-то других специальных средств.

     — Этот вопрос требует разъяснений Мин­юста, потому что в этом статусе очень много путаницы, — констатирует Олег Мартыненко. — Это касается не только охраны общественного порядка, но и сотрудников следствия.

     Например, если следователь проводит опрос свидетелей в 9 часов вечера — имеет он право это делать или нет? Ведь в каждом подразделении есть приказ о нормировании рабочего дня. Это означает, что сотрудник следственного аппарата после окончания рабочего дня теряет свою корону, как Золушка, и становится обычным сотрудником милиции, который уже не имеет права производить следственные действия. Он имеет право патрулировать улицы, заступить на вахту как дежурный по подразделению, но протокол допроса он уже не имеет права составлять. А если посмотреть, сколько проводится следственных действий после окончания рабочего времени (и это естественно, так как посетители часто приходят сюда после работы), то это пища для адвокатов, чтобы потом признать протоколы недействительными.

      — Это, в общем-то, существенный юридический казус, — подчеркивает Олег Мартыненко.

      Участковый хочет, но не может?

     Более подготовленными оказались участковые милиционеры. Они терпеливо и не­агрессивно относились к экспертам, которые заходили к ним в опорные пункты и интересовались, к примеру, как правильно написать заявление, если сосед избивает соседку. Участковые терпеливо рассказывали, как это сделать, но при этом очень тактично заявляли, что сами они не в состоянии принять такое заявление, и, как опытные стрелочники, перенаправляли всех в райотделы.

    В отдельных случаях участковые инспекторы милиции записывали в журнал учета личного приема не все обращения посетителей, а после получения от граждан заявлений о происшествиях с признаками совершения преступления не выдавали заявителям талоны-уведомления, что создает предпосылки для сокрытия таких заявлений и их дальнейшее рассмотрение в упрощенном, полуофициальном порядке.

      Противоречивые впечатления остались и от внешнего вида участковых пун
ктов милиции и оборудования, имеющегося в распоряжении инспекторов. По мнению общественных активистов, это зависит от многих факторов, в том числе и от места расположения участкового пункта милиции — точки, которые расположены в областных центрах, а также вблизи рынков и супермаркетов оборудованы гораздо лучше, чем в селах или окраинных жилмассивах, где не всегда есть компьютер, а ксерокопировальное устройство было только в одном из посещенных пунктов. Стульев здесь, как правило, не хватает, санузлы находятся в запущенном состоянии или доступ к ним для граждан вообще закрыт.

     В ходе мониторинга в каждой из областей было произведено наблюдение за действиями не менее 30 сотрудников патрульной службы и не менее 10 участковых инспекторов в опорных пунктах милиции.

      Ныне Ассоциация проводит учебу активистов с тем, чтобы охватить подобным исследованием все регионы Украины. В помощь гражданам и журналистам выпущено «Пособие для проведения общественного мониторинга деятельности милиции».

Поділитися

Інші новини